Земля Красных вод

Локальная идентичность, за которую мы взялись, надо признать, штука эфемерная. Она – ни что иное, как некое своеобразие, присущее относительно небольшой (локальной) местности или территории, не обозначенной формальными границами (областей, районов). Это – если не очень строго. 

Но дать строгое определение и не получится. Как заметил известный английский социолог Зигмунд Бауман: «Когда бы мы ни говорили об идентичности, в нашем сознании возникают тусклые образы гармонии, логики, согласованности: всех тех вещей, которые, к нашему вечному отчаянию, явно и отвратительно отсутствуют в потоке нашего опыта. Поиск идентичности – это постоянные попытки остановить или замедлить этот поток, сделать твёрдым жидкое, придать форму бесформенному».

Добавим, что для локальной идентичности, или, проще,  для территории или места, обретших собственное имя,  бренд, так сказать,  невозможно, как правило, определить не только границы, но и время присвоения  имени. И, при всём при том, локальная идентичность – штука действенная. 

«Земля Красных вод»  из таковых. «Твёрдо-жидкая», заявлявшая о себе как о действенном и притягательном стимуле несколько веков, но упорно ускользавшая и ускользающая «из потока сознания».

Потому и существует несколько версий происхождения «Красных вод», гуляющих по различным изданиям и в интернете.

Первое упоминание о «красноводском» месте я встретил в тексте, описывающем экспедицию Бековича-Черкасского в 1716 году в странные места.

Автор раздела - Юрий ЧЕРНЫШОВ



Комментарии

Новые комментарии будут ожидать проверки.