брендинг территории

Сделано в России: национальный и территориальный брендинг как инструменты экономического развития и продвижения России в мире

Текст взят с сайта ПМЭФ'2018


Сделано в России: национальный и территориальный брендинг как инструменты экономического развития и продвижения России в мире



Ключевые выводы

В России ведется активная работа по продвижению бренда «Сделано в России»

«Как заниматься продвижением бренда "Сделано в России"? У нас сейчас этим занимается Росконгресс. Этим занимается Российский экспортный центр. Они сейчас с Russia Today к Чемпионату мира в аэропортах представляют бренд "Сделано в России". Правильно, такие знаковые события надо использовать. Много туристов приедут, они все это будут видеть, будут покупать наши сувениры. Мы проделали серьезную работу, особенно два последних года, у нас также появился такой бренд как «Роскачество». 3,5 тыс. изделий было проверено, огромное количество изделий, которые соответствуют более высоким стандартам качества, получили этот знак. Продажи товаров, которые помечены знаком качества, увеличиваются на 30–35%. 30 млн россиян доверяют информации "Роскачества". <…> Пока мы сами не поверим в наши товары и не будем их покупать, никто за рубежом покупать не будет», — Виктор Евтухов, статс-секретарь - замминистра промышленности и торговли РФ.

Российские компании развивают и собственные бренды

«Вот "Кортеж" (автомобиль — ред.), Aurus <…> мы создали в России за два года. Над продуктом трудились и производители, и инженеры, и ученые; при производстве этого продукта использовались и цифровые двойники, и цифровое моделирование, цифровое проектирование, виртуальные стенды. И все тесты были пройдены сразу же, с первой попытки. Мы получили автомобиль, на который будет очередь не только внутри нашей страны. Наши зарубежные партнёры будут с удовольствием покупать всю линейку этих автомобилей», — Михаил Садченков, гендиректор, «Национальный бренд "Сделано в России"».

«Мы не можем где-то открыто рекламироваться на открытых площадках. Поэтому не так давно, чуть больше полугода, мы сделали на концерне "Калашников" собственное средство массовой информации, где рассказываем о концерне "Калашников" и есть направление спорта "Биатлон изнутри". Мы видим, какой серьезный интерес к нам как от спорта, так и от руководителей», — Иван Черезов, руководитель спортивных проектов концерна «Калашников».

В работу по созданию и продвижению брендов включились регионы

«Мы постарались использовать образ книги как символ культуры, букву "Н" как название региона, как название Новгорода и как некий символ связи. Это русская вязь как символ образования и искусства. Это геральдические символы. И все это мы постарались объединить в нашем экспортном бренде под названием "Русь Новгородская". Этот бренд должен быть частью бренда "Сделано в России" <…> Наши компании активно включились в "пилот" и сегодня в бренде «Сделано в России» участвует более 30 компаний», — Андрей Никитин, губернатор Новгородской области.

«У нас (Республики Удмуртия — ред.) есть три зонтичных бренда. Они трансформированы в полноценные стратегии развития. Первый — "Сделано в Удмуртии". Это открытая площадка предпринимательского сообщества. Большие преимущества для предпринимателей в Удмуртии: от регистрации товарного знака до продвижения. Туризм в Удмуртии – одно из главных направлений. У нас есть стратегия и бренды "Инвестируй в Удмуртию" и "Удмуртия заряжает": это и про туризм, и про спорт», — Александр Бречалов, глава Удмуртской Республики.


Проблемы


Отсутствие единого подхода к продвижению брендов

«Сегодня некой синергии, которая все бы это объединяла, просто нет, что приводит к дублированию расходов. <…> Сегодня так или иначе в продвижении национальных брендов участвуют более 100 акторов», — Михаил Садченков.

Нехватка инструментов для создания и продвижения национальных брендов

«Нам не хватает двух вещей. Первое — это технологии. И второй момент: нам не хватает немножко наглости в хорошем смысле этого слова», — Андрей Баранников, гендиректор SPN Communications.


Решения


Создание единой платформы для продвижения брендов

«Многое может быть оптимизировано, многое может быть синергетично объединено в некую одинаковую историю, которая позволила бы уравнять регионы, у которых нет возможности по продвижению. Наша задача — сформировать ту платформу, которая позволила бы стране в целом собирать этот трафик и далее его распределено давать регионам и помогать им увеличивать охват через собственные территориальные бренды. <…> Сформировать среду и структуру, которая позволила бы все эти бренды интегрировать и дать им дополнительные возможности для развития, при этом обеспечивая исполнение той самой конечной национальной цели», — Михаил Садченков.

Туризм должен стать одним из инструментов продвижения бренда России

«Туризм — это палочка-выручалочка для того, чтобы вытаскивать те или иные территории из бедности, содействовать их процветанию. Туризм помогает небольшим глухим населенным пунктам, они получают дополнительные стимулы для развития», — Ван Пин, председатель Туристической палаты Китайской Народной Республики.

«Туризм не требует большого количества инвестиций. В Китае, как и в России, довольно большое количество регионов, которым есть что показать, но у которых, возможно, нет достаточно хорошо развитой инфраструктуры. Есть огромное количество мер по стимулированию внутреннего туризма, которые могут быть применены в России», — Петр Лидов, директор по корпоративным связям, Sputnik.

Использование новых технологий для создания и продвижения национальных брендов

«Для того чтобы сегодня конкурировать, создавать национальные бренды и присваивать им с гордостью наименование «made in Russia», надо использовать новые технологии, создавать новые продукты», — Виктор Евтухов.

Культура — один из инструментов продвижения бренда России

«Нам нужно научиться продавать свои исконные промыслы так, чтобы это было интересно современному потребителю. <…> Вокруг этих маленьких брендов нужно объединить усилия всего сообщества, прежде всего это местное сообщество, местная власть», — Ксения Франк, председатель наблюдательного совета Благотворительного фонда Елены и Геннадия Тимченко.

«Главное в экспортном потенциале, когда идет разговор о культуре или о любом креативном направлении, состоит в том, чтобы сделать максимальный симбиоз национального и универсального культурных кодов. В анимации это получается, потому что очень много анимации, очень много мультфильмов мы делаем вообще без слов. Например, тот же "Маша и медведь"», – Юлиана Слащева, председатель правления ФГУП «Творческо-производственное объединение "Киностудия «Союзмультфильм"».


История маркетолога, который уехал из Москвы и теперь продвигает Урюпинск

Оригинал текста принадлежит Афиша Daily


История маркетолога, который уехал из Москвы и теперь продвигает Урюпинск



Василий Дубейковский семь лет назад отказался от высокооплачиваемой работы в Москве, чтобы создавать имидж для малых городов России. Позже уехал жить в Урюпинск, которому принес уже 10 млн рублей за счет привлеченных грантов и туристов. Василий рассказал «Афише Daily», зачем городу бренд, почему Урюпинск легко продвигать и как найти работу мечты.

«Дыра дыр» или «Столица российской провинции»

Мы с женой очень любим Москву, поэтому нас сложно назвать дауншифтерами. Но когда родилась дочь, мы решили пожить в малом городе. Не было задачи поднимать его с колен, наоборот — выбрали место, где все хорошо, где нам будет комфортно жить. Этим городом стал Урюпинск — самый прогрессивный, на наш взгляд, из числа малых городов России.

К тому времени в городе были горнолыжный склон, светомузыкальный фонтан и собственный вуз. Уже сложился имидж — и был слоган «Столица российской провинции», который власти придумали в 2000 году, когда участвовали в проекте Фонда Сороса по развитию туризма, чтобы получить грант. Это был чистый юмор, решили сыграть на том представлении об Урюпинске, которое существует с 1970-х годов, — «дыра дыр», нарицательное обозначение глуши. Грантовый конкурс неожиданно выиграли, и произошел супервсплеск внимания к городу.


Потом одиннадцать лет ничего особенного для продвижения города не происходило, пока «Лаборатория Касперского» не приехала сюда проводить корпоратив. Когда Касперского спросили: «Почему вы приехали в Урюпинск?», он ответил: «Потому что Урюпинск». То есть они — 250 человек — приехали по приколу на несколько дней и оставили много денег. Для администрации это был пинок. Тогда власти на всякий случай получили товарный знак «Столица российской провинции», чтобы другие города не могли его использовать, и сосредоточились на продвижении.

В том же 2011 году из России ушла американская компания, где я работал бренд-менеджером товаров повседневного потребления — ширпотреба. При увольнении мне выплатили много денег и предложили трудоустроить в другие хорошие компании с перспективой стать там директором по маркетингу. А я понял, что появилась возможность поменять жизненную траекторию, и решил заняться ситибрендингом — созданием брендов для городов. Дело в том, что меня всегда интересовали города как хобби, я много ездил как турист, в том числе мечтал побывать в Урюпинске.

Местные анекдоты, ценности и Карл Маркс

Впервые приехал в Урюпинск в 2013 году. Я сразу пошел в администрацию к главе и заместителю и сказал, что Урюпинск, по моему мнению, имеет больше всего возможностей на всей постсоветской территории по коммерциализации и использованию бренда, потому что есть и имидж, и товарный знак, и все необходимое. Первое, что я предложил им, — нанять официального бренд-менеджера города. Тогда они посмеялись, а через полтора года такой человек появился, он и сейчас работает. И второе — определиться, что такое столица провинции, и сделать визуальный стиль. Назвал цену, они сказали, что столько денег у них нет, предложили свою сумму, и я согласился.


Автор визуального стиля — моя супруга, она дизайнер. С ней и моей командой «СитиБрендинг» мы разработали шесть ценностей, с которыми стоит ассоциировать город: экологичность, мастеровитость, духовность, юмор, самостоятельность и традиционность. В итоге Урюпинск стал единственным городом, который управляет брендом в том числе через призму ценностей. Например, если думаем, какой фестиваль устроить, и видим, что по ценности «юмор» провисает, — делаем юмористический. Вот поставили в июле 2017-го памятник Карлу Марксу тоже ради юмора. Правда, поставили на деньги коммунистов, но они вроде не против, что это памятник по красивому классическому анекдоту. Начало шестидесятых, «оттепель», когда люди усомнились, что живут правильными ценностями. Идет экзамен по истории марксизма-ленинизма, профессор задает студенту вопросы: «Юноша, кто такой Маркс?» — «Я не знаю, не слышал никогда». — «А кто такой Ленин? Как расшифровывается КПСС?». Юноша: «Не знаю: кто-то, что-то, да просто слово такое». — «Юноша, вы откуда?» — «Я из Урюпинска». Профессор вздыхает, ставит что-то в зачетку, отдает ее и говорит: «Эх, бросить бы все и уехать в Урюпинск». Здесь город показан как место, где живут немнимыми ценностями.

В современных анекдотах мы выступаем в двух контекстах: либо у нас не происходит ничего вообще, либо ничего хорошего. То есть в общественном сознании мы деградируем. И узнаваемость Урюпинска падает, особенно среди молодых людей, которые не знают рассказ Шолохова «Судьба человека», в котором часть действия происходит в Урюпинске. Бренд города — это в том числе долгосрочный ответ на вопрос «Как сделать так, чтоб Урюпинск по-прежнему был известен?».

Для моей команды это был второй проект по ситибрендингу. До этого мы занимались Добрянкой в Пермском крае. С Урюпинском мы просто очень хотели поработать, несмотря на то, что для нас это был убыточный заказ. Можно сказать, что мы сделали его просто так. Для создания визуального стиля мы провели маркетинговое исследование через собственный движок в интернете, за который платим. Плюс работа филолога (мы изучали, как воспринимается Урюпинск именно с этой точки зрения) и дизайнера, который разработал три полноценных варианта бренда. А еще копирайтинг, которым занимался я. За все нам заплатили 90 тысяч рублей, которые мы израсходовали в процессе работы, поэтому никто не получил гонорары.

Работа мечты и нехватка позитивной повестки

В процессе работы над брендом Урюпинска мы с женой поняли, что хотим туда переехать. Считается, что человек переезжает из одного города в другой из-за работы. Но в Урюпинске я зарабатывать не планировал — наоборот, сразу начал тратить. Мы с женой — представители профессий, которые не требуют привязки к месту, поэтому можем выбирать, где жить. Малый город Урюпинск мне подходит еще и потому, что теперь я могу проводить больше времени с семьей.

На удивление, я нашел два способа, как можно заработать «на Урюпинске». Первый — выиграть грант на проект и вознаградить за работу свою команду. Мне несколько месяцев платили зарплату за то, что я был контент-директором форума в Урюпинске, что в итоге пригодилось городу. Мы показали Урюпинск Европе — в 2016 году устроили выставку в Берлине. В 2019 хотим показать его Нью-Йорку. Сейчас мы ведем три проекта по брендингу с привлечением в том числе госбюджетного финансирования — для нас сразу было важно, чтобы брендинг институционализировался и государство понимало, зачем он нужен.


И второе — мне платят за ведение образовательных программ и выступления. Меня все больше просят рассказать про Урюпинск, многим интересно послушать про социальные явления в нашем городе. Дело в том, что у нас в стране дикая нехватка позитивной повестки. Есть запрос на истории, где кто-то что-то делает на ровном месте, а не просто купается в бассейне патернализма. В общем, я счастливый человек, мне реально готовы платить, можно даже сказать, за то, чтобы я жил в Урюпинске и реализовывал в нем социальные проекты.

Бабушки — главная движущая сила

В Урюпинске существует самая разветвленная сеть ТОСов (территориальное общественное самоуправление. — Прим. ред.) на душу населения в России: один на 736 жителей — такого нигде нет. Получается, у нас в городе нет точки, которая не принадлежала бы ТОСу. Плюс между ними существует бешеная конкуренция: в соседнем дворе так круто сделали, там уже три беседки! У нас четыре, они скоро нас догонят, давайте скорее сделаем пятую.

Как только приехал сюда, почти сразу узнал, что живу в ТОСе «Краснотал». Мы поселились в частном секторе, в 150 метрах от озера, где располагались пляжи. И вот однажды я шел к озеру и увидел на дереве объявление: «Краснотал» приглашает на субботник по облагораживанию пляжа». Ну, естественно, сходил: надо же заводить контакт, я в новом городе, у меня тут нет родственников.


Движущие силы ТОСов — бабушки. У них есть три преимущества перед молодыми людьми: во-первых, у бабушек в разы больше времени, чем у молодежи; во-вторых, у них больше компетенции, необязательно в урбанистике; в-третьих, у них больше желания быть востребованными. Не понимаю, как можно при таком наборе рассматривать бабушек как объекты, а не как субъекты. Мы о них заботимся, выдаем пенсию, под выборы подгоняем, а по факту — это главный ресурс, который должен развивать провинцию.

Шесть лет назад мы подсмотрели в Белгородской области идею ШОА — школы общественной активности. Сделали ее на свой лад: на 3–4 дня отправляем неактивных бабушек и дедушек в пионерлагерь «Хопер», с которым почти ничего не произошло с советских времен, и устраиваем им там реинкарнацию детства. Отряды, кричалки, вожатые и деловая программа, где их учат решать насущные проблемы «горизонтальным методом» — без жалоб наверх. За пять лет, пока существует ШОА, количество писем от пенсионеров на имя главы уменьшилось на 34%. А еще у школы есть два условия: в нее берут только неактивных и никто не ездит в нее дважды.

Горнолыжный склон в степи и вечный вопрос выбора

Главный мотив и ресурс того, чтобы что-то создавать и менять в городах, — личная заинтересованность. Я в этом убежден. Это необходимо понимать всем НКО, которые развивают города. Важно делать так, как хочешь сам. Пытаться собрать мнения «как вам кажется, где лучше сделать лавочки?» — не в этом вопрос. Вопрос в том, что лавочек нет, а ты хочешь и можешь их поставить. Например, через два с половиной года наш старший ребенок пойдет в школу, мы хотим, чтобы это была частная школа, которой в Урюпинске нет. И у нас с женой сейчас выбор: либо уехать, либо строить первую частную школу здесь.

Мы уже открыли здесь детский клуб по системе Монтессори. Он обошелся нам в восемьсот тысяч рублей. Сто тридцать тысяч мы собрали через краудфандинг, остальное вложили из своих личных денег. Просто мы хотели, чтобы в этот клуб ходила наша дочь. Через двадцать лет кто-нибудь из нынешних детей, которые тоже туда ходят, скажет нам спасибо. Но когда я впервые высказал идею появления такого клуба в Урюпинске, это звучало, как будто я сказал, что у меня кот в космосе побывает.


Мой близкий друг предприниматель Женя Лемешко открыл в Урюпинске горнолыжный склон — в степном городе, где бывает плюс пятьдесят летом, а зимой снега может не быть вообще. Просто Женя был единственным в городе, кто стоял на сноуборде. У него также был выбор: уехать жить в Сочи или построить склон здесь в самом глубоком овраге.

Еще один наш проект — «Столичная библиотека», на который мы как НКО потратили девять тысяч рублей. У многих дизайнеров, архитекторов, урбанистов есть своя хорошая домашняя библиотека. Мы всем, у кого эти книги стоят и пылятся, говорим: «Хочешь, чтобы твоя книжка улучшала мир? Принимай участие в проекте! Ты отдаешь нам книги, но они остаются твоими: мы пишем, что это твоя книжка, но находится она в библиотеке Урюпинска. Ты можешь забрать ее в любой момент, а можешь приехать навестить». Тут опять же личный мотив — на 70% мы загрузили эти стеллажи книгами нашей семьи. Местная библиотека не против, плюс это туристический проект, ведь этими книжками могут пользоваться в том числе приезжие.


Я также хочу развивать в Урюпинске кино. Хочу, чтобы у нас были фестивали, чтобы развивалась высокая кинокультура. У нас как у НКО есть на это средства, но не считаю, что кинотеатр в городе надо создавать за бюджетные деньги. Разве показ «Трансформеров» государство должно субсидировать? Ну бред же. Я привозил в Урюпинск актрису Марию Смольникову. Мы устроили творческую встречу с ней по билетам, за деньги, и бесплатно показали фильм «Дочь» с ее участием. За девять дней собрали 200 зрителей — это значительно для малого города. За счет собранных денег оплатили Маше билеты и другие расходы.

Не проблема, а возможность

У нас есть глобальная цель. Мы хотим стать для всех примером НКО по развитию города. Это легко сделать — сейчас нет НКО, которые бы занимались именно этим. Есть местные, районные НКО, есть защитники архитектуры и так далее. Если ситибрендинг работает на внешнюю аудиторию, на пиар, то НКО будет работать на внутреннюю аудиторию, чтобы жители города сами осознавали себя по-другому. Такие организации часто борются не с причинами, а со следствиями. Мы же хотим быть причиной улучшения жизни, а не работать со следствиями каких-то плохих вещей.

Я работаю не для того, чтобы решать проблемы. В ситибрендинге меня бесят вопросы: «Вот вы развиваете этот бренд, какие проблемы он решает?». Да брендинг вообще не про это! В Париже не думали: «Что-то пустоватое у нас Марсово поле, не хватает какой-то большой металлической конструкции». Эйфелеву башню построил Эйфель, потому что он этого хотел. Это как горнолыжный склон в степи. Писатель Мопассан выступал против башни, а потом начал ходить туда в ресторан, объясняя это тем, что это единственное место в Париже, откуда не видно башни.


Мы продвигаем бренд Урюпинска не для того, чтобы из города, например, перестала уезжать молодежь. Это было бы вранье. Она уезжает и будет уезжать — вопрос в том, она уедет и забудет город или все же будет помнить его.

Конечно, предполагаю, что могу когда-нибудь и сам уехать из Урюпинска. Но хотел бы, чтобы какие-то работы в нем продолжались. НКО «Столица провинции» пока что ассоциируется со мной, но я с радостью уступлю свою работу в городе местным кадрам, которыми мы хотим обзавестись.

Неприбыльное занятие и удобная история для журналистов
Брендинг городов сейчас — неприбыльное занятие, мало кто может за это заплатить. Еще лет пять–семь ничего не изменится. Лично для меня это дело в первую очередь стало выбором в пользу счастливой жизни. Я хотел в чем-то быть первым и совместить научную работу с тем, что мне нравится само по себе.

Большой вопрос, кто кого больше раскрутил — я Урюпинск или он меня. Пройдут эти пять–семь лет, и нашей команде пригодится портфолио, в котором есть брендинг этого города. Если бы я тогда не выбрал этот путь, то, скорее всего, был бы сейчас старшим бренд-менеджером какой-нибудь марки продуктов питания.


У меня вообще очень удобная для журналистов история: было все плохо — приехал Вася — стало все хорошо. Но до меня этот город был классный, и когда я уеду, он тоже будет классный. Его делают лучше люди, которые там живут. А я просто на отдельном промежутке времени привнес что-то хорошее. И продвигать Урюпинск мне было легче именно потому, что он классный сам по себе.

Текст подготовлен Агентством социальной информации (АСИ). Василий Дубейковский — участник информационной кампании о профессионалах некоммерческого сектора России и их карьере «НКО-профи», совместного проекта АСИ, Благотворительного фонда В.Потанина и «Группы Stada в России» в партнерстве с «Афишей Daily».

Этнодеревня "Казачья долина" появится в Карачаево-Черкесии

Источник: Интерфакс


В Урупском районе Карачаево-Черкесии построят первый в республике этнокультурный комплекс, демонстрирующий историю и культуру казаков.

"Рекреационный этнокомплекс "Казачья долина" включит казачье подворье, где будут размещены стилизованные казачьи хаты, мельница, церковь, кузня, шорная и другие мастерские, в которых туристы смогут ознакомиться с традиционными казачьими ремеслами", - сообщил агентству "Интерфакс-Юг" заместитель министра туризма курортов и молодежной политики КЧР Павел Селипетов.

Также, по его словам, в этнокомплексе будут гостиницы, стилизованные под старинные казачьи дома, торговые ряды для туристов, а также центр джигитовки и даже взлетно-посадочная полоса для малой авиации.

Кроме того, в "Казачьей долине" откроется музей истории и культуры казачества, где планируется демонстрация, в том числе старинных экспонатов, сохранившихся в семьях казаков Урупского района.

В целом территория этнокультурного комплекса займет около 5 гектаров. Районные власти уже выделили подходящий земельный участок.

Полная реализация проекта запланирована поэтапно на 2017-2020 годы.

"Дом со львом". Как старая изба стала музеем

Источник: МИА "Россия сегодня"


Расписной дом начала ХХ века в Поповке был обнаружен в 2009 году. Стены в двух комнатах полностью покрыты росписью, которая прекрасно сохранилась – это большая редкость. Считается, что рисунки были созданы примерно в 1910-ые годы. Специалист по народному творчеству, Юлия Терехова приехала когда-то в Поповку из любопытства после того, как ей рассказали о невероятной находке в Саратовской области.  Новый хозяин, которому дом на тот момент достался по наследству, собирался разобрать его на баню. Благодаря частному пожертвованию, в 2011 году Юлия выкупила дом и участок, с помощью волонтеров «хозяйство» привели в порядок. Грант Благотворительного фонда В. Потанина позволил сделать в новом музее современный аудиогид. А это значит, что приехать сюда можно в любой момент.

Главные герои росписей первой комнаты – лев, ангел, орел – образы евангелистов. Четвертый символ – телец – также был изображен автором росписи, однако в советское время кто-то из хозяев изображение закрасил. Герой второй комнаты, что поменьше – деревенский пастух с гусями, возможно, это портрет владельца дома.


Фото взято с сайта музея "Дом со львом"


С одной стороны, Поповка – село обычное. Здесь живут и трудятся, реставрируют довольно большую церковь, по улицам разгуливают упитанные гуси. Но с другой стороны Поповка, благодаря «Дому со львом» стала местом уникальным. С момента превращения избы в музей, в село поехали любознательные туристы. Покосившийся и неприметный снаружи дом в переулке Пушкина теперь окружен ярким разрисованным забором, а на других улицах появились указатели к музею.


Узнать больше о "Доме со львом" можно на сайте музея

 

Календарь "Дома со львом" можно купить в Саратове

В Саратове появился в продаже календарь, который не просто может закрывать дырку в стене и целый год показывать вам дату, но и будет рассказывать истории - истории "Дома со львом".


Как сообщается в группе календаря ВКонтакте:

Вручая его, вы сможете рассказать о том, как в хвалынских степях студенты-фольклористы нашли маленький домик с уникальными росписями; как потом его чуть не раскатали на баню; как он был спасен и преобразован в музей; как музей стал известен на всю страну, а рядом появился культурный центр для местных детишек; как краудфандингом на «Планете.Ру» собрали средства для выпуска календаря; а вот теперь его можно купить, а вырученные деньги пойдут на работу сельского культурного центра – чтобы там был свет и интернет, и дети приходили общаться и читать книжки.

Кстати, календарь прекрасно издан – это 12 плотных страниц формата А3+, вылетевших из московской типографии под заботливым контролем издательства «Три квадрата» (календарь уже успели презентовать на крупнейшей книжной ярмарке «Non-fiction»).

Если вы дочитали до этого места, то у вас остался единственный вопрос – где можно в Саратове купить этот чудо-календарь. Сдаем вам все адреса и пароли:

1. Дневной клуб (тайм-кафе) «Дружба». Проспект Кирова, 11. здание «Пионера», вход справа от здания. 

2. Кофейня Coffee 3, ул. Некрасова, 34/2. 

3. Сидрерия «Тут пьют сидр», ул. Первомайская, 68. 

Дополнительный бонус! Если вы решите в этом году съездить в «Дом со львом», то проект «Саратовская фототропа/Маршрут выходного дня» предоставит вам скидку на поездку в размере стоимости календаря! Чтобы ее получить – фотографируйтесь с купленным календарем и выкладывайте в группе ВКонтакте.

«National Geographic Россия» и Русское географическое общество откроют миру красоты рек южной России


Дельты южной России – реки Волга, Дон и Кубань – сыграли не меньшую роль в истории человечества, чем дельты Нила, Тигра-Евфрата и Ганга. В античное время здесь процветали греческие колонии, снабжавшие хлебом метрополию, зародились и существовали крупнейшие и богатейшие государства средневековой Восточной Европы – Хазарский каганат, Готалания и Золотая Орда. Позднее эти земли, уже в составе России, стали житницей государства: именно здесь более двух столетий находился основной центр производства зерновых, скотоводства и добычи рыбы.

Сегодня на землях этих дельт располагаются всемирно известные особо охраняемые природные территории и крупные хозяйства, на которых сохраняются как традиционные рыбные богатства региона, так и уникальные для всей Европы ландшафты.

Летом 2016 года к национальному достоянию прикоснется «National Geographic Россия» в рамках проекта «Дельты южных рек России». Представители Русского географического общества и «National Geographic Россия» отправятся в экспедиции по дельтам Волги, Дона и Кубани с целью собрать научные и фотоматериалы и популяризировать экологический туризм по регионам России.

Фото: Андрей Каменев, сайт Русского географического общества

В России появится новый туристический бренд - «Великий чайный путь»

Источник: Вслух.ру

Основные достопримечательности Тюменской области будут объединены в маршрут «Великий чайный путь – Сибирский тракт», который в свою очередь станет сегментом единого федерального туристического проекта «Великий чайный путь». Об этом сегодня, 8 июля, на пресс-конференциирассказал директор регионального департамента инвестполитики и господдержки предпринимательства Леонид Остроумов.

Маршрут рассчитан на пять дней и включает посещение Тюмени, Тобольска, Абалка, Ялуторовска, Заводоуковска, нескольких деревень. Помимо традиционных кремля и музеев, туристы получат возможность познакомиться с культурой и бытом народов, населяющих Тюменскую область, окунуться в купеческий быт старой Тюмени. Маршрут призван стать брендом нашего региона.

«Появление в Тюменской области брендового маршрута сыграет важную роль в формировании благоприятного туристического и культурного имиджа региона, позволит увеличить туристический поток к нам из других субъектов РФ и из-за рубежа», – уверен Леонид Остроумов.

Сегодня в Тюмени завершила свою работу группа экспертов комитета по реализации программы импортозамещения туризма Министерства культуры РФ, которая проехала по всему маршруту."Мне очень понравились Тюмень и Тобольск, – отметила эксперт комитета Ирина Петрова, – уверена, что тюменский маршрут войдет в федеральную программу".

Впрочем, пока маршрут находится в стадии разработки. Туроператорам региона необходимо скоординировать свои действия, определить окончательную программу и стоимость. Пока предполагается, что цена тура на одного человека с проживанием, экскурсиями и питанием составит около 25 тысяч рублей. Эксперты рекомендовали найти способ снизить эту цену.

Есть вопросы и по наполнению маршрута. Так, журналисты были удивлены отсутствием в проекте программы музея Распутина в селе Покровское. Впрочем, Леонид Остроумов заверил, что маршрут будет дорабатываться. Ожидается, что первые туристы поедут по нему в следующем году.

Ирина Петрова рассказала, что проект «Великий чайный путь» объединит территорию страны от Москвы до Кяхты – маленького городка на границе с Китаем, до революции считавшимся «чайной столицей России». По задумке организаторов, туристы могут присоединиться к этому глобальному маршруту на любом отрезке – например, в Тюмени.


Культурная среда и ее системообразующие компоненты

Опубликовано в журнале "Теория и практика общественного развития". - 2014. - №13. – С. 121-123

 Автор – Елена Стрелкова

В статье рассматривается понятие культурной среды и его содержание, дается авторский анализ системообразующих компонентов культурной среды. Автор отмечает универсальность данных компонентов для культурных сред любого уровня (от локального до глобального) и выделяет внутренние и внешние факторы, влияющие на формирование культурной среды.

Полный текст статьи - по ссылке ниже:

Концепция культурно-символической карты территории

Опубликовано в журнале "Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки", 2014. - №7. - С. 248-251.

В статье рассматривается значение семиотического подхода в изучении культурного пространства как многокомпонентной системы культурных норм и символов, характерных для определенной территории. Автор предлагает концепцию «культурно-символической карты территории», которую можно применять для характеристики социокультурных особенностей территориального образования и составления его «культурно-символического портрета».

Полный текст статьи - по ссылке ниже:

Поповка. Дом со львом

Село Поповка, ещё несколько лет назад известное лишь в Хвалынском районе, - самом отдалённом от областного центра - Саратова, зазвучало вдруг на всю область и даже более широко.

Теперь не только город Хвалынск, славящийся как родина известного художника Петрова-Водкина и галереей его картин, не только другими звучными именами (градоначальником города был внук А.Н Радищева), но и село района каждый год привлекает самые различные группы людей - от художников-реставраторов, фотохудожников и журналистов до просто туристов.

Фото отсюда



_______________________

Страницы: 1 2 » Читать с начала