история

Целина нашей жизни

Автор - Юрий Чернышов

Что наша жизнь? Не целина ль поднятая?

А может только залежей пласты?

 

Теперь становятся привычными фестивали на открытых пространствах. Среди них особенно привлекательны мероприятия с познавательной основой – исторические, этнографические и их разновидности. Чаще всего они проходят в больших городах или вблизи них. Что и понятно. В городе легче наполнить такие мероприятия количеством участников и коллективов, готовых принять в них участие, и обеспечить тематическое разнообразие. Да и ресурсы в городе – не сравнить с сельскими. Там – иное дело. И со свободным временем проблемы, и энтузиастов отыскать – труднее даже днём с огнём, и с материально-финансовым обеспечением не густо.

Но главное – нелегко найти «изюминку», сердцевину такого фестиваля. «Изюминку», которая делает местность, фестиваль проводящую, особенной. Или, говоря более научно, – определяющую «особость» территории, её идентичность. В науке так оно и называется: «локальная идентичность».

Есть территории, где за этим далеко ходить не надо. Есть и другие. Где идентичность не заметна, пока не приглядишься. А есть и третьи – где идентичность только зарождается. Где только-только появляются, как всходы весной, признаки идентичности. Их ещё разглядеть надо! Может они, признаки, и существовали когда-то ранее, да ныне подзабыты, завалены пластами нелёгкой истории, залежались там. А залежная идентичность – как залежная земля. Возрождать её – что целину поднимать. Неслучайно в знаменитом Постановлении ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 2 марта 1954 года говорилось «Об освоении целинных и залежных земель», то есть о необходимости поднять как те, так и другие. Говорилось, как о равнозначных по трудности освоения.

Известное со школьных лет название книги М. Шолохова «Поднятая целина» со временем стало символом не только прямого, «пахотного» действия. «Поднять целину» – эти слова часто говорят и тогда, когда хотят подчеркнуть, что предстоящее дело – новое, трудное, неизведанное.

Да что там книга! Чуть-чуть воображения, чуть-чуть дальновидения – и вот уже видится вся Россия, как непрерывно поднимаемая то целина, то залежь!

1917 год. Октябрьская революция. Что это? Да это же целина первозданная – осмысление нового строя! Формирование нового мышления, новых надежд, нового образа жизни! 1930-е годы… Голод в Поволжье, да и не только в нём. Коллективизация. Снова – целина. Целина и буквально поднимаемая, и целина духовная. В душах вчерашних единоличников… 1945 и далее – послевоенные годы. Подъём разрушенного народного хозяйства. Дел – невпроворот. Дел – «непаханая целина». И прорва «залежей» – недоделанных из-за войны, заброшенных дел. А следом – реальная целина – 1954 и последующие годы. Опять – целина, опять «залежи». Да что же это за слова то такие – «поднятая целина», почему проявляются они в каждый значимый период нашей жизни?

А это не просто слова – это вся наша жизнь. Такая вот она – то залежь, а то и целина. То поднимаем целину неизведанных благ, то перепахиваем залежи несбывшихся мечтаний. Потому то и стала «поднятая целина» настоящей философией российской жизни!

Эта аналогия напрашивается каждый раз, когда где-то в глубинке, как принято говорить, вдруг обнаруживается стремление к чему-то новому. Не стремление как подражание «городскому», а с опорой на нечто своё, от земли идущее, и только этой земле присущее. Так «глубинка» каждый раз поднимает свою целину, перепахивает свою «залежь»!

Перепахивает таким образом, чтобы своё поле не только стало новым, но чтобы и в привычных, и в привлекательных формах отразило особость, значимость, красоту своей земли.

Отразило со всеми акцентами. Этнографическими, культурно – историческими и любыми возможными. И вот оно – пожалуйста! Глядь, – и зарождается что-то новое и своё! Хотите – назовите её «локальная идентичность». И уже не спутаешь её ни с какой другой территорией, тем более, если та – сама по себе локальная идентичность. Идентичности – как наряды у женщин, – их не спутаешь. А фестивали – одна из лучших возможностей показать своеобразие родной территории.

 

Всё сказанное сложилось под влиянием историко-этнографического фестиваля «Большой Караман», прошедшего пусть в не очень далёкой, но, как принято считать, – глубинке земли Саратовской. В её степном Заволжье (вот уже и идентичность, вот уже и ни с чем не спутаешь, и вот уже особая история). Тут даже место состоявшегося фестиваля – «говорящее», нет, – кричащее об особости, – степное!

На его-то окраине и состоялся 16-го сентября первый, видимо, сельский историко-этнографический фестиваль. Здесь, опять-таки, возможно впервые, прозвучала тема целинных и залежных земель. Ведь Саратовское Заволжье было, согласно знаменитому Постановлению, «передовым краем», границей освоения целинных и залежных земель в стране. Их, на этом переднем крае в Саратовском Заволжье было фактически семь. И один из них – вот этот – Советский район с райцентром Степное.

Здесь освоение целинных и залежных земель – эпопея страны и земли Саратовской, – не оказалась забытой. Честь людям этого района и низкий поклон от ветеранов Великой эпопеи и их потомков!

 

А теперь, – о самом событии. Оно, названное «Этнокультурный исторический фестиваль «Большой Караман», состоялось 16 сентября 2017 года в Советском районе Саратовской области на окраине райцентра. Организаторами фестиваля выступили местная организация ВОИ и администрация муниципального района. Цель проекта, как она изначально провозглашалась, – организация и проведение фестиваля для пожилых людей и инвалидов, их активное вовлечение в сохранение и популяризацию исторического и культурного наследия народов Саратовского Заволжья на основе межпоколенческого партнёрства. Разумеется, поднять такое дело было бы невозможно без большой организационной работы, которую взяли на себя члены добровольческого движения «Доброцентр» и добровольцы прихода местного храма.

Проект стал победителем всероссийского конкурса социальных проектов «Активное поколение». Он стартовал при финансовой поддержке Пензенского благотворительного фонда «Гражданский союз» на средства, предоставленные Благотворительным фондом Елены и Геннадия Тимченко. В Фестивале приняло участие большое число молодых людей и даже очень юных дарований!




Местом проведения Фестиваля стал берег реки Большой Караман на окраине райцентра, рядом с древней стоянкой сарматов. Здесь собралось несколько сотен местных жителей и гостей.


В Фестивале принял участие глава местной администрации Сергей Владимирович Пименов. Как водится, произносили речи, вручали награды и подарки. От имени Комитета по общественным отношениям и межнациональной политике правительства области участников приветствовал заместитель председателя Комитета Конусов Д.Е.

С большой приветственной, даже программной речью к участникам обратилась руководитель литературно-исторического проекта «Книга Трудовой Славы Саратовской области. Агропромышленный комплекс» Вероника Ткачёва.

На Фестивале была показана научно-популярная презентация этнографии и истории народов Заволжья и истории православия. Для этого были организованы экспозиция исторических артефактов, выставка народного этнического декоративно-прикладного творчества, исторические реконструкции. Её курировал, как ни удивительно это звучит, научный руководитель проекта протоиерей Алексий Каширин, настоятель храма во имя святого великомученика и целителя Пантелеимона. Сам же протоиерей выступил в роли гида в отдельном павильоне, где экспонатами стали редкие образцы церковной утвари и уникальная древняя церковная книга. 


В музыкальной программе Фестиваля приняли участие около 20 фольклорных коллективов, среди которых два замечательных детских коллектива: танцевальная группа детского сада и великолепный детский ансамбль ударных инструментов «Пересвет».






И, – снова, – возможно впервые в Фестивалях подобного рода была показана экспозиция, посвящённая освоению целинных и залежных земель в которой принимал участие и Советский район. Экспозицию организовала сотрудница Центральной библиотеки района Ирина Александровна Фадеева. И экспозиция очень гармонично вписалась в общую тональность Фестиваля. Ведь и сам Историко-этнографический Фестиваль – это «Поднятая Целина» районной культурной жизни!




Экспозиция об участии района в целинной эпопее страны не осталась незамеченной и привлекла многих гостей Фестиваля. С большим вниманием с ней ознакомились и глава района Сергей Пименов, и протоиерей Алексей Каширин.

Ещё во время своего приветственного выступления руководитель проекта «Книга Трудовой Славы Саратовской области. Агропромышленный комплекс» Вероника Ткачёва передала Главе администрации саму книгу, значительная часть которой посвящена первоцелинникам, и презентация которой состоялась в июне этого года в музее Боевой и Трудовой Славы. В своём выступлении Ткачева также напомнила, что в начале 2019 года страна будет отмечать 65-летие освоения целинных и залежных земель. Пора бы и начать подготовку к юбилейной дате.


Ведь изданием только Книги работа по восстановлению исторической памяти не заканчивается. Наряду с продолжением Книги создаётся интерактивный патриотический сайт, посвящённый освоению саратовской Целины. Целины в самом широком смысле этого слова. Сайт намерен привлечь к сотрудничеству потомков целинников и всех тех, кто готов размещать исторические документы, фото-, видеоматериалы и другую информацию о своих родственниках – ветеранах АПК, покорителях целинных земель. Сайт призван стать важным инструментом сбора и распространения знаний о целинниках и идеи пропаганды трудового подвига наших земляков.



В. Ткачева обратилась к организаторам Фестиваля: «Мы охотно занимаемся реконструкцией исторических событий далекой истории и словно бы пренебрегаем славным периодом недавней истории – имею в виду целинную эпопею, – сказала она. – Между тем эта эпоха обладает неоценимым и недооцененным потенциалом воспитания гражданственности и патриотизма на примерах силы духа первоцелинников. Эту тему надо возвращать в нашу жизнь наряду с датой полета в космос первого человека, в том числе и путем включения на Фестивале в раздел реконструкции исторических событий целинной темы. Что будет способствовать и гармонизации межнациональных отношений, – ведь целину покоряли люди разных национальностей».



По мнению В.Ткачёвой, эта тема могла бы быть «материализована» по примеру того, как это сделала Общественная организация казахов района – «Палаткой первоцелинника», с размещением в ней копии Указа о награждении Саратовской области Орденом Ленина, экспонатов, характеризующих быт первоцелинников, копий музейных и архивных документов и других экспонатов. В русле этой темы мог бы быть и Фестиваль песен о Целине или хотя бы включение в концертную программу Историко-этнографических фестивалей целинных песен с посвящением их нашим героическим землякам. В.Ткачёва поблагодарила организаторов фестиваля «Большой Караман» за сохранение памяти о целинной эпопее и создание Центральной библиотекой района экспозиции, посвященной целинникам Советского района.

И, конечно, такой Фестиваль был бы просто невозможен, если бы не энтузиазм, не величайшая любовь к родному краю, его истории, его людям председателя местной организации ВОИ Верховой Марины Анатольевны и её сподвижников.

Архивные фото Новохопёрска (слайд-шоу)

Раскопки курганов Прихопёрья (видеосюжет)

р Елань, Новохоперский р н, Воронежская область, лето 2014

4 февраля телеканал "Губерния" транслировал док.фильм «АРИИ. СОЗДАТЕЛИ ХОПЁРСКИХ КУРГАНОВ» о раскопках на р.Елани в 2014 г. курганов экспедицией под руководством зав.каф. археологии ВГУ,проф., д.и.н. А.П.Медведева.

Автор идеи и режиссёр: Яков Мулкиджанян


История города Новохопёрск (видеосюжет)


Земля Красных вод и мировая история или Широка страна Тартария…

Автор – Юрий ЧЕРНЫШОВ


За два года до начала Крымской войны - в 1851 году - в Англии была издана удивительная карта (рис. 26, 27).

 

 Рис. 26 «Независимая «Тартария». 1851 г.


 Рис. 27 «Независимая Тартария» Фрагмент. Порт Красноводский


На ней было изображено несуществующее  государство. «Independent Tartary» («Независимая Тартария»). Название недвусмысленно говорило о том, что это вполне самостоятельное государственное образование. Удивление вызвало то, что об этом государстве ничего не слышали даже маститые географы, а также то, что  территория этого государства включала всю Среднюю Азию и часть…Российской Империи вплоть до реки Урал и Уральских гор. И особенной приметой нового государства было недвусмысленное желание завести на Каспийском море свой флот! По крайней мере, так можно было истолковать появление на карте населённого пункта, названного чисто по-русски… Krasnovodski Pt. То есть – Порт Красноводский! И основан это порт был не где-нибудь, а у самого входа в залив, «который по-Российски Красноводским называется». Да, да, именно так! Порт обосновался на конце косы, отделяющей залив от моря – там, где в 1716 году устроил укрепление Бекович-Черкасский. Город Красноводск будет основан только через 17 лет - в 1869 году и в другом месте – у основания этой злополучной косы. А пока на его месте англичане расположили населённый пункт Shakhadal, – очевидно производное от названия вершины Ша-Кадам. 

Тем более удивительно русское название порта, нанесённое руками английских картографов, похоже, из военного или внешнеполитческого ведомства.  Было о чём призадуматься российскому внешнеполитическому ведомству. Как это надо было понимать?

Ведь Туркманчайский договор между Российской империей и Персией Ираном), подписанный 10 (22) февраля 1828 года в деревне Туркманчай (близ Тебриза), завершивший русско-персидскую войну 1826-1828 годов, подтверждал свободу плавания в Каспийском море для русских торговых судов и исключительное право России иметь здесь военный флот. Кстати, в выработке условий договора участвовал Александр Грибоедов (рис. 28).

 

 Рис. 28 Граф И. Ф. Паскевич и принц Аббас-Мирза на подписании мирного договора в Туркманчае


Изменить это положение, особенно в части, касающейся права иметь военный флот, можно было только военной силой, направленной против России. Так не явилась ли карта своеобразным знаком того, к чему надо быть готовой России? А может карта была пропагандистской акцией, подготавливавшей общественное мнение к такому развитию событий? Об этом мы, видимо, никогда не узнаем. Сейчас об этом эпизоде даже не упоминается. Но, так или иначе, через два года после появления карты началась Крымская война, поводом для которой послужили Российско-Турецкие разногласия. Однако причина лежала, как скоро стало понятно, в стремлении Англии и Франции ослабить Россию. Но английским стратегам, замыслившим утвердиться у Красных вод, испортил обедню не кто иной, как Николай Муравьёв, тот самый, который дважды в 1819 и 1821 годах посетил Красные воды и основал форт Вознесенское на той самой косе, где англичане обозначили Krasnovodski Pt, но ближе к её основанию (рис. 9).

 

 Рис. 9 Бухта Муравьёва. У правого края вверху бухта Соймонова. Верхняя часть – Каспийское море. Нижний левый угол – «место, которое по Российски Красноводским называется». На косе по центру вверху – местоположение форта Вознесенское с «розовой солью», основанного Н. Муравьёвым.

Он так описал это место:  «Перед полуднем мы прибыли в Красноводской залив и легли против гор называющихся Оог, версты в полуторы от берега на глубине трех слишком сажен. — Здесь, по всему берегу кочевья и колодцы с хорошей пресной водою, также как и на Красноводской косе. Коса сия закрывала нас со стороны моря. Северный берег Балканскаго залива возвышен и частью состоит из каменных гор; на косе есть несколько кочевьев. Залив сей безопасен для судов, и, нет сомнения, что предполагаемому построению предстоит здесь гораздо более удобств, нежели в прочих местах, нами виденных. Мы лежали на якоре против мыса, который перерезан двумя небольшими цепями каменных гор; за оными идет долина, которая простирается к Юго-Востоку до моря а к Юго-Западу до Красноводской косы, и не имеет никаких возвышений; за сею опять начинается каменный обрыв, составляющий берег пространной степи, ведущей к Хиве. На Красноводской косе есть хорошая пресная вода, и кочует 50 семейств Туркменов. Коса сия имеет до 4 х верст в поперешнике, и до трех часов хода в длину, я узнал о сем по распросам у жителей». (выделено Ю.Ч.)

Удивительно: в записках фигурирует и Балканский залив, и Красноводский, и трижды – Красноводская коса (это её оконечность по-туркменски звучит Кызыл Су (Красная вода)! Опять бросается в глаза определение Красноводский, Красноводская - навязчивое как стигма. Так откуда же англичанам было взять иное название  для порта? Конечно, он мог быть только Красноводским, пусть и написанным по-английски. Впрочем, не только он. На карте есть ещё одна отметка   - Russian Izba (Русская изба). Вот тут понятно: изба только и может быть русской и переводу не подлежит! Да и не только англичане пользовались этим названием. Гораздо раньше – в 1822 году - хан Хивинский, после проведённых с Муравьёвым переговоров относительно путей движения товаров, писал: «Хотя справедливо, что Мангышлакская дорога гораздо долее Красноводской, но народ мангышлакский мне предан и поддан, прибрежные же иомуды живущие к Астрабаду по большей части служат Каджарам, и потому караваны мои подвергаться будут опасности быть ими разграбленными; я не могу согласиться на сию перемену». (Упомянутые Каджары – это народ в Иране, а также тюркская династия, правившая Ираном с 1781 по 1925 год). Словом, российское определение Красноводский уже к 1820 году широко распространилось и достаточно устойчиво вошло в лексикон международных отношений. И как знать, может быть и появился бы на Каспийском море английский флот, с базой в Krasnovodski Pt, да, как уже замечено, испортил эти мечты Николай Муравьёв. Кстати, его дорога в Хиву пролегала по тому самому Узбою, по которому некогда текли к морю красные воды Аму-Дарьи, давшие  название и заливу – Красноводский.

И волею судьбы и царя, в 1854 году, когда ожесточение в сражениях за Севастополь, где высадился объединённый десант англо-французско-турецких и прочих союзных войск, достигло предела, Николай Муравьёв был назначен командующим войсками на русско-турецком фронте на Кавказе. И совершил то, что казалось невозможным.

Он осадил Карс, сильнейшую турецкую крепость. И уже после падения Севастополя осенью 1855 года русским войскам удалось достигнуть блестящего успеха на этом - азиатском театре войны. 26 ноября 1855 г. турецкий гарнизон Карса под командованием англичанина сэра Уильяма Фенвика Уильямса (рис. 29)капитулировал (рис. 30).


Рис. 29 Командующий обороной Карса сэр Уильям Фэнвик Уильямс


                                                              Рис. 30 Сдача Карса


Так, драматически для англичан, их мечты о Красноводском порту на Каспийском море похоронил в Турции исследователь тех самых красноводских мест Николай Муравьёв. Этот успех, позволивший России в какой-то мере смягчить условия заключенного после поражения в Крымской войне мира, командующий корпусом Николай Муравьев получил добавление к своей фамилии и стал называться Муравьевым-Карским (рис. 31).

 

 Рис. 31 Муравьев-Карский Н.Н. (1794-1866). Литография Э.И. Десмезона и Е. Сисери 1857 г. Николай Николаевич Муравьев-Карский граф, генерал-адъютант (1833), генерал от инфантерии (1853), участник войн с Францией, Ираном и Турцией. В 1854-1856 гг. - наместник на Кавказе и командующий отдельным Кавказским корпусом. © 2007 Государственный исторический музей


Интересно, что это было второе участие Муравьёва во взятии Карса. Ещё во время Русско-турецкой войны 1828–1829 годов Н.Н. Муравьев был награжден орденом Святого Георгия 4-й степени за отвагу при взятии того же Карса. Тогда он был генерал-майором, участвовал в разработке операции, а при штурме командовал артиллерией.

Но мало того, что был взят Карс! Муравьёв стал готовиться к наступлению через всю Турцию на Константинополь! А победа под Карсом дала царю возможность начать переговоры о мире для чести государства. Ведь по подсчетам немецких военных историков, площадь занятой нами Карской области была в 15 раз больше тех земель, что англо-французы захватили в Крыму и под Кинбурном. Со своей стороны и французский император Наполеон III желал мира, и даже сам искал случая начать переговоры. Мирный трактат был подписан в марте 1856 года на условиях, довольно тяжких для России, но, тем не менее, огорчительных для союзников. По Парижскому трактату Россия получила обратно потерянный ею Севастополь в обмен на Карс, возвращаемый Турции. И на переговорах вопрос о Тартарии даже не обсуждался. Во всяком случае, об этом ничего не известно.

История с картой, как видим, почти детективная. И резонно задаться вопросом: если столь серьёзно накануне Крымской войны рассматривалась перспектива создания «независимого» государства Тартария, то почему оно не состоялось в результате Крымской войны, в которой, как принято считать, Россия потерпела поражение и это поражение зафиксировано в мирном договоре? Не явилось ли это результатом победы Николая Муравьёва?  А 18-ю годами позже появления карты - в 1869 году -  на красноводском берегу высадится десант в 1000 человек полковника Николая Столетова, также участника Крымской кампании, и там, где на английской карте показано поселение Shakhadal, – очевидно производное от названия вершины Ша-Гадам, - будет основан город Красноводск. Без окончания «-ий»! Так прилагательное превратилось в существительное, и название города стало идентификатором местности.

О долговременных потерях в связи с переименованием города в Туркменбаши и исчезновением устоявшегося локального бренда было сказано в предыдущей части. И, думается, эта тема ещё долго будет актуальной. 

Так была ли «красная вода»?

Автор – Юрий ЧЕРНЫШОВ


Да и стоит ли ломать над этим голову? А может удовлетвориться объяснением, которое приводится в ещё одном старом документе? А он гласит: «Под именем Красных Вод разумеется нечто иное, как вышепомя­нутым образом северная часть Балханского залива, и оное название произошло от тамошняго красноватого песщаного грунта, который на мелких местах, а особливо подле берега, сообщает и воде цвет свой тако ж и от вида находящихся тут гор, кои при самом входе в заливе оный с северной стороны от NW на NO простираются и от Балханских гор, как будто отделены каменистою низменностью. Но трухменцы не в столь пространном смысле берут оное наименование, как российские мореплаватели. Они называют Кизил-Су, то есть красною водою, только ту бухту, которую вышедший от гор оных к северо-западу мыс, и далеко в море к SO продолжающийся низменный песщаный полуостров, вместе с мате­рым берегом составляют, что и гораздо свойственнее кажется; ибо бухта оная может почесться по настоящему особенным заливом, кото­рый с Балханским в соединении находится. Залив сей хотя и не весь­ма обширен, но может служить наилучшим пристанищем для тех судов, кои восточный берег Каспийского моря объезжают».

Как, однако, двусмысленно сказано: «Под именем Красных вод разумеется нечто иное, как вышеупомянутым образом северная часть Балханского залива…». А если здесь описка и читать надо не «нечто», а «ни что»? Да, кроме того, и в этом тексте заключено сразу несколько версий, и сомнений больше, чем уверенности.

А ключ к разгадке происхождения «красных вод», думается, заключён в тексте, с которого мы начали повествование. Да ещё – в старой карте, на которой написано «красные воды».

Вернёмся к нему. В тексте однозначно привязано русло реки Аму-Дарья («следы оное показывающее») к заливу, «который по Российски Красноводским называется». А весь ли залив, который со временем стал называться Красноводским, имеется в виду в этом тексте? Или только та его часть, которая по-туркменски называется Кызыл Су, Красная вода? Именно так на карте эта часть залива и называется – «красная вода». И находится она вблизи бывшего устья Аму-Дарьи! «Ну и что с того?» - можно задаться вопросом. А то, что название «красная вода» в пору своего появления могло относиться не к заливу, а… к дельте реки! И это – поворотный момент в наших поисках и конец интриге! Дельта ведь, надо сказать, была своеобразной - широченная и очень протяжённая. Тем, что называется лиманом. Такая, что позже, когда река перестала впадать в море, эта дельта стала… Балханским заливом. Вот его характеристика (в сокращении).

«Балханский залив (также Балканский залив) - внутренний мелководный залив более крупного Красноводского залива в восточной части акватории Каспийского моря. Расположен в северо-восточной части Красноводского залива. Длина залива в начале ХХ века достигала 100 км, ширина в западной части доходила до 15 км, в восточной же залив постепенно сужался. Преобладают глубины 0,5-1 м. Маскимальная глубина не превышает 2 м, поэтому для регулярного судоходства он не используется. Мелководность залива, по предположению геологов, объясняется тем, что он расположен на месте устья древнего русла Узбой, по которому некогда текли воды реки Аму-Дарья. Берега залива расположены ниже уровня моря, заняты песчаными дюнами, местами имеются обширные солончаки. Береговая линия залива изрезана, подвержена сезонным, годовым и вековым колебаниям, привязанным к колебаниям уровня Каспийского моря. В полноводные воды залива продвигаются на восток на многие километры, наполняя в виде эстуариев низменные древние рукава дельты Узбоя». [http://ru.wikipedia.org/wiki/Балханский_залив]

Старинная карта показывает, как этот залив выглядел во времена формирования «красноводской» идентичности (рис. 4). 


 

Рис.4 Фрагмент карты с изображением Балханского залива и обозначением «красные вод» (перевернуто). Напротив остров Нефтяной (Челекен)


Это происходило во время походов, организованных Петром I. В то время названия Красноводский залив не существовало, он был лишь продолжением Балханского залива! То есть вся акватория бывшего устья Аму-Дарьи называлась Балканским заливом! (рис. 11, 12). 


Рис 11 Карта Балканского залива Петра I



Рис. 12 Фрагмент карты с обозначением Балканского залива


 И до того как Аму-Дарья перестала впадать в Каспийское море, её воды заполняли не только Узбой, но также его продолжение в виде Балханского залива (включавшего и нынешний Красноводский залив)! Воды же Каспийского моря практически не попадали в эту акваторию, наоборот, Каспий пополнялся водами Аму-Дарьи. Следовательно, не воды Каспия определял цвет воды Балханского залива, а приток из Узбоя – Аму-Дарьи! Так какого же цвета была вода в заливе? Очевидно, такого же, какого были воды Аму-Дарьи при впадении в залив. И этот цвет легко определить! Посмотрим на бывшее русло Аму-Дарьи, то есть на Узбой, начиная от Балханского залива (рис. 13-24) из космоса, с высоты от километра и выше. 


Рис.13 Развилка Узбоя у Молла-Кара перед Балканским и Михайловским заливами 


Рис. 14 Бальнеологический курорт Молла-Кара. Озеро в старице Узбоя. Красная вода.

 

Рис. 15 Вид от Узбоя на гору Малый Балкан

 Рис. 16 Узбой перед горами Большой и Малый Балкан



Рис. 17 Петля Узбоя в центре пустыни Кара-Кум



Рис. 18 Красное озеро в Узбое в Учанли-депе



Рис 19. Красная «Плохая река» в Узбое



Рис. 20 Искусственное озеро Алтын Асыр (строящееся под сбор коллекторных вод хлопковых полей)



Рис. 21 Искусственное Сарыкамышское озеро. Наполнено промывными коллекторными водами с хлопковых полей



Рис. 22 Вход коллекторных вод в Сарыкамышское озеро



Рис. 23 Размыв пород перед Сарыкамышским озером коллекторными водами 



Рис. 24 Обзорная карта Республики Туркменистан с отметками


Что же мы видим? Всё ложе Узбоя – от Балханского залива до Аму-Дарьи - это красно-бурые глинисто-песчаные грунты. Сохранившиеся в русле Узбоя старицы имеют такой же красно-бурый цвет. Да и названия этих участков откровенно «красноводские»: «красное озеро», «красная река». Нетрудно представить, что именно в таком цвете выглядел Балканский залив, когда он был лиманом Аму-Дарьи. И как же его было называть, кроме как Кызыл Су – Красная вода? И это название распространилось на все земли, примыкавшие к лиману.

Подведём итог нашего затянувшегося расследования.

Ясно, что вода теперешнего Красноводского залива некогда действительно была «красной». Точнее – красно-бурой. Отсюда и пошли «красные воды» и прочие «красноводские» определения. Это определение отразило и закрепило сам факт впадения Аму-Дарьи в Каспийское море, поскольку возникло ещё во времена, когда существовало такое положение. Язык оказался более стойким носителем памяти о событии, чем человеческая память. И Аму-Дарью по праву можно считать прародительницей всех «красноводского» названий. Говоря гипорболически, Красноводск и Аму-Дарья – родственники. И конечно не случайно уже в советское время возник проект возрождения Узбоя в виде Главного Кара-Кумского канала Тахиа-Таш - Красноводск (рис. 25). 

 

Рис. 25 Главный туркменский канал


Он даже начинал было строиться, но после смерти И.Сталина был законсервирован. Во времена Туркменбаши Сапармурата Ниязова произошла перемена «красноводских» названий, в сущности, – имеющих настоящее туркменское происхождение, в чисто национальные и искусственные.

Город Красноводск стал называться Туркменбаши – в честь самого президента. Залив стал соответственно Туркменбашийским и так далее. Процесс в целом явился результатом роста национального самосознания в условиях низкого общего уровня культуры и неприобщённости к общемировым культурным ценностям и процессам, но при хорошо усвоенных уроках уничтожения исторической идентичности, свойственной советскому периоду. Однако огульный охват переименованиями всего и вся стал и проявлением неуважения своей собственной истории.

Стремление к национальному самоопределению, принявшее крайне волюнтаристские формы, выдающийся туркменский учёный, писатель, публицист Шохрат Кадыров, живущий сейчас в эмиграции в Москве, обозначил как «туркменчилик». Что орфографически сходно с русским «дворянство», но распространено на всю совокупность туркменоязычных племён, проживающих на территории Республики. Само появление этого термина показывает, как рождается новая локальная идентичность, новый бренд в масштабах целого государства. Явление интереснейшее и его развитие ещё предстоит наблюдать и изучать. Впрочем, это тема совсем другого рассказа. 


Продолжение: http://localid.ru/krasnovodsk/3/